bglink
181120192019
ОбновлениеСб, 10 09 2016 11pm

Plashka

В дрифте нужно думать наперед

31 10 2019

 

В редакции нашего журнала недавно состоялась встреча с Артёмом Чекменёвым, который с несколькими партнерами по команде True Crew уже несколько лет подряд занимается организацией в нашей стране чемпионата по дрифту. Эта дисциплина автомобильного спорта год от года набирает обороты и популярность в Казахстане, поэтому узнать некоторые подробности работы организаторов и спортсменов было интересно.

123A0736

Вместе с чемпионом Казахстана по дрифту 2017 и 2018 годов Антоном Авдеевым Артём профессионально занимается организацией Кубка страны с 2015 года и чемпионата – с 2016 года. В этом году в Нур-Султане и Алматы прошли пять этапов – два весной и три осенью. Чемпионом 2019 года в классе Pro стал алматинец Антон Шарымов.

Корр.: Какие регионы были представлены в чемпионате?

– Выступали пилоты из Нур-Султана, Алматы, Караганды, Актау, Экибастуза, Павлодара и Усть-Каменогорска. По правилам федерации чемпионат должен проводиться как минимум в двух регионах страны. Нур-Султан и Алматы были выбраны потому, что в этих мегаполисах есть подходящие для проведения соревнований площадки. Уровень и возможности пилотов растут, машины становятся мощнее, и на парковках торговых центров уже становится тесновато. При всем том в нашей стране построен пока лишь один полноценный спортивно-тренировочный комплекс – Sokol, который расположен на 76-м километре трассы Алматы – Караганда. В Нур-Султане мы выступали на парковке торгово-развлекательного центра, хотя в столице по прошествии EXPO осталось много довольно просторных заасфальтированных и не использующихся площадей.

123A0374

Корр.: В каких еще городах побывал чемпионат?

– В прошлом году финал чемпионата проходил в Шымкенте. Выступали на центральной площади города, которая, несмотря на ее статус, показалась нам узковатой и тесноватой.

Корр.: А на СТК Sokol есть специальная площадка для дрифта?

– Ее пока нет, но переговоры о строительстве с руководством комплекса ведутся.

Корр.: В этом году вы участвовали в чемпионате как пилот?

– Да, и оказался восьмым среди 34 участников. В чемпионате два класса – Pro и Street. В первом едут подготовленные машины с каркасами безопасности и многочисленными доработками в подвеске и двигателе. Во втором выступали любители на практически серийных гражданских автомобилях.

Любители проезжали трассу поодиночке, профи выступали еще и в парных заездах, когда ведущий выполнял судейское задание, а ведомый должен был как можно точнее повторить траекторию движения лидера, двигаясь параллельно с ним.

Корр.: Как ребята тренируются? Особенно интересно узнать, как тренируются спортсмены в периферийных городах.

– Очень все плохо. Парковки какие-то, где-то ночью на дорогах общего пользования… Мы, конечно, выступаем против нарушений. Даже, бывает, наказываем. Вот в прошлом году один из астанинских пилотов подрифтил по городу, выложил свои «художества» в сеть и на год был лишен лицензии Федерации автомотоспорта за неспортивное поведение.

123A0354

Корр.: Машины Pro-класса доставляют на СТК Sokol на эвакуаторах. Они не могут передвигаться по городу?

– Да, в них установлены каркасы безопасности, специальные сиденья и ремни, но удалены сигналы поворотов и сильно изменена конфигурация подвески. Развал колес на моем BMW, например, составляет 6 градусов, поэтому поездка на дальнее расстояние обернется большим неудобством. Да и запрещено это ПДД. А вот когда дрифтуешь, такой развал с заваленными колесами обеспечивает на асфальте хорошее пятно контакта.

123A0396

Корр.: Что важнее в дрифте – подготовка пилота или автомобиля?

– Знаете, дрифт – это одна из дисциплин автоспорта, где в равной степени важно и то, и другое. В некоторых видах состязаний, таких как драг-рейсинг например, все могут решить вложения: чем мощнее ты купил себе мотор или турбину, тем быстрее ты стал. Останется только вовремя нажать на газ и затем на тормоз. В ралли вложения тоже очень важны. Я не умаляю значимости профессионализма пилота, однако в дрифте ты можешь построить машину хоть за миллион долларов, но если ты не умеешь ездить, то ничего не получится.

В дрифте нужно уметь думать наперед: перед тем как переложиться, перед тем как пустить машину в скольжение, перед тем как ускориться… Особенно сложно все выглядит в парных заездах. Нужно угадывать действия партнера, знать, где нужно отстать, а где – «выстрелить». У одних пилотов чутье, способность предугадывать, развито от природы, другим, как мне, приходится вкатываться годами.

Корр.: Однако же и вам приходится серьезно вкладываться в подготовку машин.

– Ну конечно. Одна резина чего стоит! На команду мы в этот раз потратили 800 тысяч и спалили эти деньги за два дня. Мы едем на спортивных шинах, которые стоят по 100 долларов за штуку. Хватает резины на четыре заезда. А еще в статье расходов стартовые взносы, топливо, оплата труда механика, оплата эвакуатора, приобретение запчастей для автомобиля и так далее. Затраты колоссальные. Чтобы ехать сезон в Казахстане на уже подготовленной машине, в среднем нужно от 1,5 до 4 миллионов тенге. Поэтому без поддержки партнеров, спонсоров, выступать нереально.

В России порог участия в сезоне чемпионата RDS DP начинается от 3 миллионов рублей. Но там и уровень серьезнее. Если у нас в чемпионате выступают автомобили мощностью 350–500 лошадиных сил, то там 500–1200 сил. И шины у них уже не по 100, а по 200 долларов…

Дрифт интересен тем, что он как конструктор. Ты сам можешь творить. На тренировках мы экспериментируем, ищем решения. Например, в зависимости от марки шин и погоды приходится искать оптимальное давление. После заезда механик замеряет его и по отзыву пилота о сцеплении и скольжении производит корректировку.

Корр.: Легко ли вы находите нужные запчасти в отечественных магазинах?

– Ничего мы здесь не находим. Я езжу на BMW 1986 года. Что-то оригинальное, то есть из заводской комплектации, я могу найти только на авторазборе. Впрочем, в моем автомобиле родная только крыша. Мотор тойотовский, турбина американская, диски, сиденья и ручной тормоз – заказные, радиатор алюминиевый установлен в багажнике. Также я заказывал комбинезон, шлем, ремни. У нас ничего этого нет. Продается много китайских безделиц, которые никакого отношения к настоящему функциональному тюнингу не имеют, а служат лишь для стилизации автомобиля.

123A0486

Понимаете, очень узок у нас рынок, покупателей в спортивном сегменте крайне мало. Один из казахстанских гонщиков в свое время привез различных спортивных «прибамбасов» на 30 тысяч евро – ремни, балаклавы, шлемы, а потом продавал их в течение 10 лет. Поэтому все нестандартное оборудование мы заказываем.

Корр.: Что самое сложное в вашей организаторской деятельности?

– Это всегда поиск партнеров. С желающими поддержать соревнования не густо, к сожалению. Чемпионат в целом и команду True Crew в частности уже несколько лет поддерживает производитель энергетических напитков Gorilla Energy. Это наши стабильные партнеры, которые здорово помогают. Сейчас, по завершении чемпионата, уже пишется календарь соревнований на следующий год, он согласовывается с Министерством спорта и туризма.

Нам, конечно, хочется, чтобы чемпионат развивался, а для этого необходимо выходить за рамки страны, чтобы о нас знали. Мы приглашаем главных судей из России, где дрифт развивается очень активно, уровень спортсменов на порядок выше нашего, они гораздо опытнее. Чемпион мира в этой дисциплине, как вы знаете, – россиянин Георгий Чивчян (Гоча).

Помимо поиска партнеров чемпионата мы с Антоном занимаемся множеством вопросов – от подготовки наклеек на автомобили и оформления площадки до размещения судей и гостей соревнования. При этом еще принимаем участие в нем. Сложно бывает, но нам здорово помогают волонтеры. Связь с прессой мы осуществляем через Анну Яркову. Комиссарами на трассе нам помогает федерация. Акимат бесплатно обеспечивает в день соревнований скорую медицинскую помощь и пожарную машину. За четыре года проведения соревнований они, правда, ни разу не пригодились, но это и к лучшему.

Корр.: А как обстоит дело со страхом? Его профессиональные дрифтеры лишены?

– Ну почему же? Мы же люди! Средняя скорость для постановки автомобиля в занос около 110–120 км/ч. На этой скорости вам нужно вывернуть колеса, дернуть ручник и поехать боком с полностью выжатым газом. Совсем рядом проносятся бетонные отбойники. Конечно, чувство самосохранения дает о себе знать. Что это такое, смогли ощутить зрители, которым довелось прокатиться в нашем дрифт-такси.

Корр.: В России сейчас дрифт на подъеме. Со слов того же Гочи, нынешнего чемпиона мира по дрифту, на родине этого вида спорта к нему уже охладели…

– Может быть, и так, хотя в японском дрифте много различных серий, женская в том числе. А у нас в команде пока одна лишь Юля Гирилович, которая, к слову сказать, в этом году обошла меня в квалификации.

В мире существует три наиболее значимые серии по дрифту: D1 в Японии, в Америке – Formula Drift, в России – RDS DP.

123A1065

Школы езды разные. У японцев манера более инерционная, когда разогнался и дальше двигаешься на скольжении. У американцев большее значение имеет мощность мотора, скорость, агрессия. В RDS DP можно увидеть что-то среднее между японской и американской моделями. В российском чемпионате, кстати говоря, катают не только россияне, есть пилоты и из Америки, и из Европы, и из Японии.

123A1089

Корр.: По мнению Георгия Чивчяна, «заходить в дрифт», то есть начинать заниматься им, проще зимой…

– Соглашусь с этим утверждением чемпиона. Проще, потому что дешевле. Зимний дрифт не требует особой подготовки автомобиля. Но в Алматы или Шымкенте этот рецепт не осуществишь: зимы тут нет. А в Нур-Султане, например, ребята зимой гоняют на Ишиме.

123A0803

Корр.: Насколько любим дрифт среди зрителей?

– В этом году мы собирали на трибунах СТК Sokol до 2000 человек. Рекорд наш был 2300 человек. Трибунам нравится этот зрелищный вид спорта с его динамичностью, столкновениями, визгом колес и клубами дыма. Уже даже есть фан-клубы определенных пилотов, молодые художники рисуют наши машины, многие после соревнований приходят в паддоки за автографами, чтобы поближе рассмотреть автомобили или побеседовать на окологоночные темы.

Покупая за 2500 тенге билет, зритель получает возможность оставить на парковке свою машину, а в перерыве соревнований или по окончании заездов он может спуститься в боксы и пообщаться с пилотами. В российском чемпионате билет тоже стоит 2500, но рублей. Это в шесть раз дороже.

Корр.: Как дела с вашей школой дрифта?

– Она, к сожалению, закрылась ввиду нерентабельности. Это очень дорого – каждый раз восстанавливать машину после неумелых действий учащихся, тратиться на шины и запчасти, оплачивать аренду площадки. Плата за обучение не покрывает расходы, а если попытаться это сделать, то исчезают желающие учиться.

Понимаете, все-таки машина для дрифта должна быть своя. Не обязательно сразу замахиваться на профессиональный уровень. И даже лучше, когда спортсмен растет и развивается вместе с автомобилем, обрастает инженерными знаниями, учится крутить гайки.

123A1199

Корр.: Вместе со всем этим человек осознает, насколько близок ему автоспорт, насколько далеко он может зайти и чем готов пожертвовать.

– Да, именно так. Спортсмены Street-класса ездят в чемпионате на обычных гражданских автомобилях с небольшими доработками. Кто-то на том и остановится, кто-то пойдет дальше. Это естественный отбор.

Корр.: Опыт участия в RDS DP у казахстанских дрифтеров есть?

– Да, в этом году мы командой ездили в Красноярск. Антон Авдеев, Антон Шарымов и я. Выступали на трех машинах. За три тысячи километров везли под сотню покрышек, запасные части, экипировку. Ехали около трех суток. Неделю были там, но выступили в силу различных причин не очень удачно. На каждого из нас было выделено около 2 миллионов тенге, времени ушло две недели, а вернулись ни с чем. Так себе удовольствие…

Корр.: Но в зачет пошел опыт, это тоже немаловажно. Будем надеяться на успехи, которые ждут команду впереди. Спасибо вам за содержательную беседу.

Текст: Андрей Сафонов, фотоматериал: Андрей Чеботарь
Другие материалы в этой рубрике: В дрифте важно развивать машину и голову

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить